Куда скачет петушиная цензура?

Девочки! В угаре празднования нашего юбилея мы чуть не пропустили эпичный факап. Детская омбудсвумен Анна Кузнецова не по-детски облажалась! Она выступила с обличительной речью о бездуховности детских книжек, не читая их и не отличая от стёба взрослых. Открывая видеоконференцию в Российской государственной детской библиотеке, Кузнецова рассуждала об опасностях интернета и влияния «неправильной» детской литературы на неокрепшие мозги, вероятно, имея в виду свои.

Похоже, что текст выступления готовила её прессек Марина — Strekoza4 — Талагаева, известная своей лютой, бешеной нелюбовью к детям, их родителям и русскому языку. Как иначе объяснить, что примеры из пламенной речи чиновницы полностью совпали с подборками смехуёчков с развлекательных ресурсов? Вот одна из них.

Анафеме были преданы известные произведения, в которых чиновница усмотрела грязные намёки. Например, стихотворение Сергея Михалкова «Грипп» вызвало у Кузнецовой наркоманские ассоциации из-за строчек

Хочешь, я тебе, Антошка,
Нос засыплю порошком?

Плевать, что речь в нём о больном ребёнке, который третий день лежит с ОРВИ. Мальчик то фантазирует от тоски и безысходности, то бесплатно ловит глюки из-за подъёма температуры. Хорошо, хоть к строке «В пять минут меня раздели» претензий не было.

Аналогичные замечания были к стихотворению Бориса Шварца «Весёлая трава». Анечка обиделась, что ей не отсыпали.

Персонаж из преданий народа коми «Петушиная лошадь» был показан Кузнецовой как самый приличный из неприличных. Анка-плюсомётчица разглядела в забавной легенде отсылки к тюремной фене. В натуре, западло!

Попало под раздачу и стихотворение Игоря Иртеньева, которое вообще никакого отношения к детской литературе не имеет.

Люди искусства отправили Кузнецовой открытое письмо, но она не ответила (потому, что встретила в тексте незнакомые буквы).

Девочки, не забудьте поделиться