Конференция Red Apple: ожидания и реальность

Девочки, добрый вечер!

В минувшую пятницу выступали на конференции Red Apple, о чем нас собственно, просили организаторы. Ведущей лекции выступила молодая сотрудница издания Грустьбейз Виктория. И Виктория, девочки, осталась недовольна нашим выступлением и выступлением наших коллег по несчастью – анонимов из телеграм-канала “Клиент”. Гнев Виктории вызвал тот факт, что мы позволили себе согласиться на интервью, и не смогли ответить на четыре раза заданный вопрос о том, как раскрутить телеграм-канал и сколько стоит реклама в нем. В связи с недоразумением спешим объяснить три вещи:

– список вопросов, на которые мы будем отвечать, оговаривался заранее, мы полдня писали ответы на них, но за 10 минут до эфира список вопросов оказался обновлён;
– давая согласие на участие в конференции, мы не оговаривали с организаторами перечень раскрываемой информации, поэтому слегка удивлены реакцией Виктории, но спишем это на её юность;
– однако же мы хотели бы поделиться с вами списком ответов на предварительно направленные нам вопросы. Ниже вы сможете ознакомиться с попытками двух каналов разбавить однообразие вопросов, заданных аудиторией.

Вопрос: Привет, ребята! Вы меня слышите?

— Да, слышим. Тут у нас в Ново-Огарево местами плохо ловит, но мы купили усилитель сигнала.

В.: Дальше как пойдёт, но вот набор вопросов: Как пришла идея создания?

— Идея создания давно витала в воздухе. Пиар-рынок – огромная индустрия, у которой не было своего ресурса. Мы годами следили за основными функционерами отрасли, и все хотели сделать что-то стоящее на тему. А потом появилась платформа «Телеграм». И мы, шутки ради, начали писать в этот канал. Не думали, что он станет таким популярным.

Мы много раз говорили, что не мы ведем канал, а отрасль. Что мы — это зеркало души русского пяра. Что это означает?

Это принципиальный момент, на самом деле. Количество жуликов, шулеров, обманщиков в нашей отрасли просто запредельно высоко. Немногие способны измерить эффективность пиар-кампаний. Часто считается, что пиар просто должен быть, нет понимания, зачем и почему. Нет прозрачности в оценках стоимости услуг. Многие отчеты рисуют картины небывалого успеха, в то время как это просто пустое надувание щёк. В пиар часто берут родственников, любовниц. Считается, что нанять пиарщика можно по остаточному принципу – просто потому, что этот человек не может делать что-то ещё.

Зато о пиар-кризисах и пиар-проблемах всем прекрасно известно. И все прекрасно это чувствуют, и последствия таких кризисов мгновенны и, не побоимся этого слова, беспощадны. И поэтому также многие платят пиарщикам только ради того, чтобы кризисов не было или они бы были вовремя предотвращены. При этом для очень многих пиарщиков этот “час икс” никогда не наступает — либо они вовремя сваливают, либо успешно избегают последствий. Но если эти “Титаники”, по 10 лет работавшие в компании, встречаются-таки с айсбергами, то не без последствий. О многих подобных случаях мы писали на канале. Проверка кризисом — это не шуточки.

Именно затруднения с оценкой нашей деятельности и непонимания множества тонких аспектов профессии заказчиками пиар-услуг породили целый пласт пиарщиков, которые, как мы говорим, торгуют своим еблом по различным конференциям, социальным сетям. Публикуют и сообщают клиентам откровенную и наглую ложь, меняют содержание отчётов, снимают с себя всякую ответственность и создают впечатление, что пиар — это эликсир бессмертия, не иначе. Понятно, что они же “работают” по стопицот часов, не спят, думают о клиенте даже в сортире или, как мы говорим, “какают брендом”, ну и так далее. Они же создают у клиентов ощущение, что пиар может быть в ответе за всё, что есть глубокое заблуждение.

В общем, эти курочки по зёрнышку клюют, а вся наша зелёная и красивая поляна засрана.

Вот мы-то и решили на ней хотя бы чуть-чуть прибраться.

В.: Сколько основателей?

— Мы уже сказали, что нас основал сам рынок. Таким образом, правильный ответ: основателей несколько.

В.: Сколько людей в команде? кто эти люди?

— Это хорошие люди с профессиональной деформацией психики.

В.: Три главных правила, которые помогли вам раскрутить свой канал.

— Не держи в себе
— Будь искренним
— Шути смешно

Никакого механизма раскрутки у нас не было, кроме естественного интереса аудитории к тому, что мы делаем. Нас читают живые люди — от первого до последнего читателя. Это не нагонка ботов, нам просто это не нужно. Мы пишем по большому счету для себя. Вот вы спросите, в чем секрет популярности художника. Ни в чем: то, что он делает, нравится определенному, порой значительному числу людей.

Эта ситуация не окончательная: все меняются. Люди меняются, мы меняемся, рынок меняется, мода меняется. Все может измениться, но мы переживать не будем. Это прекрасный, бесценный опыт. Так мы не веселились за всю свою жизнь.

В.: Сколько стоит у вас реклама?

— Реклама в телеграм-каналах в зависимости от тематики стоит очень по-разному. Расценки отраслевых каналов в сфере стартапов к примеру, начинаются от 1000 (!) рублей. Обще-политических – от 10к в зависимости от влиятельности канала. Справедливой можно называть оценку “рубль за пользователя”.

В.: Когда пришла первая? Сколько было подписчиков тогда и что это был за проект? Круто, если скинешь на него ссылку и скажете, сколько за это взяли денег

— Одним из первых рекламодателей в БП стал Инвитро. Можно сказать, что им сильно повезло.

В.: Сколько рекламы публикуете месяц? Есть правило?

Рекламная ёмкость в “Телеграме” меряется не месяцами, а днями. Это очень быстрый способ коммуникации.

В.: Почему вся эта история анонимна?

— Мы тоже не раз писали об этом. Не спрашивай, по ком звонит колокол, потому что он звонит по тебе. Какая в действительности разница, кто ведёт канал? Ну, кроме той, что с конкретными людьми договориться проще, надавить на них проще? Правильно: никакой.

Тут многие якобы эксперты по пяру тужились, чтобы дать определение так называемой “новой искренности”. Так вот она, “новая искренность”. Мы оперируем чистыми кейсами, чистыми идеями. Аудитории либо нравится, либо нет. Как только мы станем что-то делать не так, от нас отвернутся, и это будет правильно и честно. Реакция аудитории на посты мгновенна — это большое достоинство “Телеграма”. И вообще это очень современная и продвинутая площадка.

Анонимность — это в какой-то мере высшая степень субъективности. И аудитория прекрасно понимает, что у нас не Верховный суд Российской Федерации и даже не Высший божественный суд. Мы с профессиональной точки зрения оцениваем происходящее, но решать всегда должен читатель. Нравится ему или нет, находит он что-то справедливым или нет, согласен он с нашей точкой зрения или у него есть своя собственная.

А читатели у нас умные и красивые. Разберутся, что к чему. И в массе своей им совершенно неважно, кто ведёт канал.

В.: За сколько бы вы продали свой канал? (тут же в зал: Готов ли кто-нибудь в зале купить?)

— К нашему огромному удивлению нам действительно поступали предложения о покупке канала. Они продолжают поступать и сейчас. Не будем называть точные суммы, но одна широко разрекламированная публичная оферта уже была превышена новым предложением.

В.: Какой ваш любимый тг-канал?

— Наш собственный. Простите. Антихайп.

В.: Тг-канал: фан и бизнес?

— Синергия, однозначно!

В.: Сколько времени у вас забирает тг-канал?

— Прилично, но его можно вести даже в метро.

В.: Что будет с вашими каналами через 5 лет?

— Человек предполагает, а Бог располагает.

В.: Чепарян – красавчик?

— Если и так, то странный красавчик.

В.: 5 миллионов рублей или анонимность?

— Только анонимность, только хардкор!

Обсуждение нашего выступления на Red Apple

Девочки, не забудьте поделиться