Володин и девочки: сегодняшняя встреча с журналистами в Госдуме. Эксклюзив БП

Девочки, мы хотим предупредить, что переданные нам записи мы не верифицировали, и не можем отвечать за их достоверность. Вы, тем не менее, можете ознакомиться с ними вместе с нами.

Действующие лица:

В — предположительно, голос Володина

Ж — голоса разных журналисток

М — некий мужской голос

Запись номер один

“Если в рамках этого разбирательства выйдем на то, что это провокация… отъезды в Гарвард не спасут”

Ж: Даже я не слышала, никто не услышал, что женщины будут защищены, что будет разбирательство.

В: Вам в думе опасно работать? [шум] Вам в думе опасно работать?

Ж: Мне нет, мне нет.

В: Если вам опасно, меняйте профессию, меняйте место работы. Понимаете? Вы о чем?

Ж: Я говорю о том, что будет ли разбирательство?

В: А я вам говорю о том, что разбирательства будут в рамках правового поля и исходя из презумпции невиновности. Очень много здесь стечения обстоятельств. В ходе избирательной кампании президента Российской Федерации представители грузинского телеканала, BBC, любимого мною «Дождя» берут и инициируют по графику подачу этих заявлений. Причем об том все было известно ранее. А дальше начинают: одна неделя – одно заявление, другая неделя – другое заявление, третья неделя – третье заявление. Поэтому, девушки, политика для политиков… и поэтому будем этим вопросом заниматься. Но там есть две стороны. И если в рамках этого разбирательства выйдем на то, что это провокация (как вы понимаете, это тоже возможно). И отъезды в Гарвард не спасут. Для вас, мои дорогие.{Шум}. Дада.. Вы меня знаете, {неразборчиво} пожалуйста, пишите…

Запись номер два

“Истории продвигают иноСМИ или СМИ, которые с ними работают”

В: Вообще нельзя вставать на чью-то сторону. Надо вставать на сторону правды, понимаете? Исходить из этого. Потому что завтра кто-нибудь возьмет и обвинит — и что, нам вставать на сторону того, кто обвиняет? Неправильно.  

Ж1: Но как-то все депутаты сразу встали на сторону Слуцкого.

В: Поясню. Еще раз говорю, мы находимся на пике выборов, это дискредитация политиков, дискредитация [неразборчиво] ветви власти.

Ж1: Это вы так считаете?

В: Не я так считаю. Мои коллеги и я обсуждали. Истории многолетней давности всплыли [неразборчиво]. Истории продвигают иноСМИ или СМИ, которые с ними работают. Конечно, есть вопросы доверия. Вот, к примеру, если бы такая ситуация произошла, не дай бог, и уже бы не было доверия, ее обращение было бы выше. Я же вам не потому что — моя открытость, искренность, здесь она против меня, но я вам объясняю — почему вы считаете, что эта тема сейчас изучается со всех сторон и ее воспринимают очень так…

Ж2: Со мной неудачный пример. Я бы сразу или бы врезала, или послала куда подальше.

В: Я вот только Вере говорил: Вера, понимаешь, когда фраза звучит, женщина не уходит, не прерывает разговор, — это провоцирует на вторую фразу, на третью фразу. Поэтому вопрос: зачем эти «закладочки» сделали и год хранили эти «закладочки»? Понимаешь? Поэтому, эти все вопросы, которые звучали, — ну пускай их [журналисток] у нас мучают и дальше. Но сам факт заключается в том, что если человек хамит или некорректно себя ведет — дальше прекрати общение.

Ж3: Ну то есть вы допускаете, что он [Слуцкий] хамил в интервью?

В: Я говорю — в принципе. Как раз вот не хочу здесь обсуждать этот вопрос, потому что не знаю: был разговор, не было разговора. Подлинность разговора или этот разговор не существует. Какие отношения до этого были. Были они, не были. Это отношения, которые сложились, или это отношения, которые были первый раз. Надо смотреть со всех сторон. Если вы хотите кому-то взять и накрутить… Самое плохое — это обвинения, которые необъективны и обвинения несправедливые. Самое тяжелое. Это неправильно. Все должно быть в рамках правового поля. На сегодняшний день понятные политические процессы, они придают окрас всему происходящему. [Что-то невнятное про тренды в США]

Ж4: Вы предлагаете дождаться 18 марта?

В: Это, я вам опять говорю, мы можем дождаться и 20 марта, мы можем дождаться и апреля. Но если бы такое произошло в Конгрессе США, а истцами бы выступали наши российские журналистки, представляющие российские СМИ, исход был бы понятен. У нас примерно такая же история, с Би-би-си и с [неразборчиво] каналом, еще многолетней давности. И надо опять-таки исходить из того, что разобраться надо, но при этом понимать, что много тут каких-то стечений обстоятельств, собранных в один временной промежуток.

Ж5: Даже если личное накладывать, это всегда политика.

В: Короче говоря, надо здесь руководствоваться не эмоциями. Закон и только закон.

М: Хочется на праздничный лад настроиться. День целый впереди.

В: Это правильно. Ну что, вы сегодня пойдете отдыхать или работать?

Ж (хором): Работать.

В: Да не торопитесь. Вы вот… Конкурируют Дождь, РБК и Ведомости по этой теме. Ну, слушайте… Исходите из понимания было-не было, и тогда у вас будет сбалансированная информация. А сейчас вы просто живете в трендах, которые могут вами овладеть, а потом вы будете объяснять, что это было правильно, но вот так вот оказалось. Это самое плохое будет.

Ж6: Это не так плохо, это просто что-то новое, с которым нам нужно жить учиться.

В: Однозначно нельзя жить, когда рядом с тобой хамство. Но нельзя жить, когда голословные обвинения и провокации. И то плохо, и другое плохо. А что на самом деле, надо разобраться. Но здесь две стороны, не вставайте на одну сторону. Потому что когда вы берете и встаете на сторону женщин, вы тогда сразу разрушаете то… о чем изначально говорить… Вы почему верите-то вашим коллегам, почему вы заняли эту сторону?

Ж7: Точно так же потому что ваши коллеги верят вашим коллегам. Мы не можем не верить своим.

В: Стоп-стоп-стоп, посмотрите. Я с вами разговариваю и ни на чью-то сторону не встаю. И говорю: в рамках закона, в обиду не дадим. Но при этом не будет решения, которое уже заранее предопределяет, кто виноват. Но вы-то зачем в эту сторону будете… Вам это тоже надо. Да, конечно, это корпоративность и тренды забугорные. Как видите… Америка [неразборчиво] свои эти ракетные комплексы ПРО, а сейчас не может признать, что деньги потрачены на обогащение их олигархов. Вот и все. Наши ценности — это наши ценности. Мы должны ими руководствоваться и придерживаться. Чем меньше людям чужого голоса, тем лучше.

Ж8: Наши ценности никуда не ушли.

В: Вот и я об этом.

Ж9: И наша встреча — этому подтверждение.

[Журналистки смеются]

В: Комплимент сделаешь сейчас — тоже…

Ж10: Нет, я всегда ваши комплименты воспринимаю абсолютно…

В: В прошлый раз, поверьте мне, общался с [неразборчиво]. Если мне следовать следовать исходя из того, о чем вы говорите, я должен был сразу взять и написать… В какую комиссию мне-то писать?

[Журналистки смеются]

В: Хамства не должно быть. Ну и искушать старайтесь реже. Тебя тоже касается.

Ж11: Хорошо, буду стараться реже.

В: Сказала Вера, показав разрез…

[Журналистки смеются]

Ж12: Зашьет.

Ж13: Рот.

В: Я бы вам пошутил, но вы точно все выложите.

Ж14: А то это все читать потом, я заволнуюсь уже.

 

Девочки, не забудьте поделиться